< О времени и о себе в советском пространстве
07.07.2017

Краеведческие страницы: наши в центральной прессе (Ко Дню образования Калужской области)


Андрей Убогий. Пиры // Наш современник, 2017, №2-3
Автор, писатель (член союза писателей РФ) и хирург из Калуги, предлагает, по сути, читателям кулинарный словарь, в котором, начиная с АРБУЗА, который первым попадается нам в школьном букваре, прослеживается целая жизнь, так или иначе связанная с тем, что мы едим. Попутно он рассказывает и многое другое, отходя и вновь непременно возвращаясь к основному предмету, к маленьким и большим пирам. При этом мысль вовсе не теряется, а обогащается, преломляется, выруливает к философским обобщениям и сентенциям. Счастье – иметь такого собеседника. Поэтому читателю и расставаться, переключаться на иное чтение вовсе не хочется. При всём при том сколько в этом тексте природы: и нашей родной, и экзотической, соответственно, с уместными блюдами! А то и сама она, как море, рогоз, становится и пищей, и спасением. Если бы позволяло место, я бы цитировала и цитировала автора. Но прочтите сами, насладитесь! Впрочем, не удержусь: "Доедая остатки, мы избавляемся от иллюзии нашей самодостаточности (то есть, по сути, гордыни) и передаём себя попечению свыше. Мы становимся, в полном смысле, "У-богими" - теми, кто жив только милостью Божьей. И поэтому только, пожалуй, в походах, когда иссякают запасы еды, я становлюсь вполне сам собой, совпадая с той редкой фамилией, что мне досталась от предков".
Галина Корнилова. Гражданин Паустовский // Знамя, 2017, №5
Автор, Галина Петровна, - кандидат филологических наук, член Российского союза писателей, в течение пятнадцати лет работала главным редактором журнала "Мир Паустовского". Данная публикация может быть отнесена к юбилейной – только что мы отметили 125-летие со дня рождения Константина Георгиевича. Жизнь этого талантливого и сильного человека пришлась на очень нелёгкие для его родины времена. Он пережил две мировые войны, революцию, эпоху сталинских репрессий… А потому можно лишь удивляться его мужеству – и писателя, и гражданина, как удивляет нас порой и совсем другое: тёплый греющий свет, которым наполнены многие его книги.
В своём материале Г. Корнилова уделяет важное место нашей Калужской земле, рассказывая о Тарусе 60-х, когда этот городок сделался местом средоточия молодой литературы. Прозаики и поэты нового поколения один за другим отправлялись с рукописями в дорогу, чтобы показать мэтру свои сочинения. Вечерами у Паустовского без устали читали свои стихи Заболоцкий, Штейнберг, Корнилов, Коржавин, Винокуров и др. В какой-то момент в распахнутую калитку влетели два чрезвычайно взволнованных молодых человека, живших неподалеку от Тарусы и работавших редакторами в Калужском книжном издательстве: Николай Панченко и Владимир Кобликов. И с этого момента начинается главное: история зарождения коллективного сборника, альманаха, известного под названием "Тарусские страницы", который вышел уже через год. Часть его тиража была "на корню" уничтожена пугливыми чиновниками на всякий случай. А то, что осталось, дошло до читателей и принесло вскоре известность авторам, чьи произведения не были покалечены цензурой. Всем известно, что в нашей стране это дорогого стоит.
Зоя Ерошок. Инструкция борьбы с удушьем. // Новая газета, 2017, №56 (29 мая), стр. 11-14.
Почему такое название, если в очерке речь идёт о художнике из Боровска, авторе настенных росписей, Владимире Овчинникове? Сама журналистка, преподаватель института и обозреватель "Новой", полистав словари, объясняет это так: "Инструкция – это свод правил, дополнение и развитие закона, добавление содержания памяти в регистр". Вместе со своими студентами она решает, что Владимир Александрович в Боровске создаёт инструкцию добра. И речь идёт на четырёх объёмных полотнах газеты о том, как художник своим творчеством "освещает темноту, заполняет пустоты, уничтожает искажения". И вот – вся тут перед нами история рождения на глухих стенах картин под открытым небом, рассказывающих о прошлом старинного города. Дела и выдающиеся люди в узнаваемом пейзаже. За пятнадцать лет Боровск просто преобразился, как чёрно-белая картинка после раскраски, но главное он раскрылся душевно, внутренне, сокровенно. Через века земляки вновь знакомятся с земляками, особенно, молодое поколение обогащается краеведческими знаниями. А мы понимаем, что без прошлого нет и будущего. Конечно, прошлое – это не только красивые иллюстрации к ушедшему времени. Прошлое – это и наша боль, у многих – не зарубцевавшаяся. Сам Овчинников – из семьи репрессированных, и об этом подробно рассказывается в очерке и даже уточняется, что и сам он репрессированный, ибо на шестом месяце после зачатия его родителя, отца, Александра Александровича, арестовали. Ныне сын считает своим долгом назвать поимённо всех невинно пострадавших боровчан, осуждённых в 30-е годы по 58 статье, вернуть их добрые имена, возвести в центре города памятник. Но …если бы всё было так просто, без хождения по мукам! Впрочем, прочтите сами – в библиотеке или интернете. Материал снабжён документами, цветными иллюстрациями, стихами, и заслуживает внимания всех, неравнодушных и любящих свою родину, искренне болеющих за неё. Что же касается нашего героя, то ему уже почти 80 лет, а он, как пишет Зоя Ерошок, "так и не дожил до страха". Речь в очерке не идёт о корнях политики, скорее о том, что ей предшествует и лежит в основе: о чувстве себя в истории и об этическом выборе. О самой структуре такого выбора – в той ситуации, когда человек, в силу чего бы то ни было, не может принять политику того государства, к которому волею судеб относится. Когда он не готов с нею отожествляться – и вместе с тем не хочет и не находит оснований отказываться от страны, народа, культуры, с которыми он вырос, которым он обязан самим собой – и к которым государство порой себя приравнивает. Но между родиной и государством не всегда можно поставить знак равенства. А ведь перед такой общечеловеческой проблемой может оказаться кто угодно, и она не такая уж исключительно русская. Тот, кто видит себя неотменимо принадлежащим к общности, которая неправа, всего лишь более одинок, ему просто труднее. Главное, не бояться и делать, что надо, ибо лишь тот, кто выбирает совесть, может принести пользу родине.