< Калужские страницы в столичной периодике (к Дню образования Калужской области)
31.07.2018

Романы и истории с историей (небесполезное чтение в отпуске)


Часто юбилейные публикации проигрывают выношенным и отлежавшимся материалам, написанным по велению души. Но это – не факт, если жизнь юбиляра волнует веками и заставляет обращаться к первоисточникам: письмам, воспоминаниям и свидетельствам…
Взять хоть Ивана Тургенева, 200-летие которого ныне как раз и есть повод для такого интереса. Большое, как говорится, видится на расстоянии. Вот уж до чего загадочен был Иван Сергеевич! И ведь через 200 лет неоднозначен, влекущ, магичен. А сколько сюжетов неразгаданных оставил! Одни "Вешние воды" чего стоят! Не случайно ведь режиссёры у нас и за рубежом решаются на экранизацию то одного произведения, то другого. А в них – художественно и откровенно – вся подноготная семьи и самого писателя! Впрочем, давайте распахнём журнал и почитаем о том, что особенно захватывает наше воображение.
Марина Соловьёва. Загадка вечной любви: Иван Тургенев и Полина Виардо. // Нева, 2018, №7.
Что новенького может поведать нам литературовед, прозаик, поэт, эссеист, критик, проработавший в университетах Европы, США и России? Да, собственно, Марина Павлдовна сразу и начинает с семейных тайн, дающих проекцию на повести и романы писателя. Матушка его – та ещё "Салтычиха"! А отец, Сергей Петрович, - красавец кавалергард (тогда их отбирали тщательно: высоких блондинов с голубыми глазами), которого называли самым красивым мужчиной в столице, уступающим по красоте только Александру Первому. Его один к одному потом вывел писатель-сын как собственного соперника в "Первой любви"! В таком окружении взросление шло быстро. Да автор нас и не томит, динамично продвигая по пути к роковой Полине Виардо. Роковая-то она роковая, судя по тому, какой её вывел наш герой в "Вешних водах" в образе Марьи Николаевны, но и сам он, оказывается, - типичный однолюб, которому только она и была нужна по жизни. А как и почему – прочтите сами, если захотите!
Неблагодарное это дело – любовь пересказывать своими словами, да на судьбу пенять. Захватывающая им выпала жизнь, пусть и вдали от Родины для Ивана Сергеевича, которую он навещал и из сердца не вычёркивал, но в окружении талантливых, знаменитых друзей и собеседников. Вот их перечень: Гюстав Флобер, Жорж Санд, Ги де Мопассан, Виктор Гюго, братья Гонкур, Эмиль Золя, Проспер Мериме, Александр Дюма. Благодаря влиянию Тургенева русская литература стала значимой в Париже, русских начали переводить. И с этого момента всё резко перевернулось: французские писатели взялись писать под влиянием русских! А что до судьбы, то и она прослеживается весьма тщательно не как случайная. Рано классиков отправлять в архив, рано, – только себя обеднять, никак не иначе!

В журнале "Знамя" (2017, №12) буквально на десяти страничках была опубликована гипотеза Галины Доброницкой "Тарковский и Цветаева": новая версия самоубийства Марины Ивановны в Елабуге. Нова она тем, что при всех известных уже к настоящему времени обстоятельствах, предполагает трагический уход Марины из-за любви. В первую очередь! Потому что накопиться-то бед накопилось, и любая своей неподъёмностью могла свести в могилу! Только тут надо вспомнить, что Цветаевы – семижильны, их не сокрушить, как уверяла сестра Марины, Анастасия Ивановна. А вот касательно области чувств, тут – другое дело, то есть, – абсолютно! Наша великая поэтесса чувства считала первоосновой, достаточно почитать её стихи. "Отказываюсь быть, отказываюсь жить…" - это не игра словами, это кредо.

Добавлю к прошлогодней публикации ещё одну, свежую:
Виктор Есипов. "Только с первой горсточкой тепла…": Видение Марины Цветаевой в стихотворении Семёна Липкина //Знамя, 2018, №6.
30 мая 1960 года умер Борис Пастернак. На похороны в Переделкино съехались и молодёжь (шестидесятники, как их окрестили позже), и актёры, и литераторы старшего поколения, и музыканты, и видные деятели, и просто почитатели, хотя тогда для этого требовались определённая смелость и риск. Был среди приехавших проститься и поэт, переводчик восточной литературы Семён Липкин. Под впечатлением этих похорон он написал стихотворение "У гроба", где мелькнула строчка про "женщину в потёртом сером платье". Далее это произведение подвергается подробному разбору, и героиня устанавливается. Хотя галерея женских лиц весьма любопытна, но, опустив это сейчас, мы вместе с автором выходим снова на Марину Цветаеву и Арсения Тарковского. И это возвращает нас к вышеназванной гипотезе. Но я не стану пересказывать в данной статье ни драматургии текста, ни фактографии, ни выводов. Всё в вашей воле, дорогие читатели! Интересно? Журналы к вашим услугам!
Светлана Шнитман-МакМиллин. Встречи с Георгием Владимовым //Знамя, 2018, №7.
Напомню читателям, что Георгий Владимов – писатель, один из лидеров поколения "оттепели", лауреат премии Букера в 1995 году, автор таких нашумевших книг, как "Верный Руслан", "Генерал и его армия", "Три минуты молчания". Не только человек с ярким талантом, но и с активной гражданской позицией. Он родился в коварном 1937 году, и этим для советской судьбы многое сказано. В 1964 году принял участие в написании коллективного детективного романа "Смеётся тот, кто смеётся", опубликованном в газете "Неделя".
В 1967 году он обратился к съезду Союза писателей с открытым письмом, требуя публичного обсуждения письма Солженицына против цензуры.
В 1975 году Владимов был исключён из Союза писателей за свою непокладистость. Публиковаться ему стало проблематично, и он начал это делать за рубежом. Кроме того, руководил московской секцией организации "Международная амнистия". Под угрозой судебного процесса выехал в ФРГ в 1982 году. Там он был с 1984 по 1986 гг. главным редактором журнала "Грани". Девяностые годы дали ему возможность восстановиться в советском гражданстве (1990), а затем и вернуться в Россию.
В 1999 он стал членом комиссии по помилованию при Президенте РФ. С 2000 года он жил в Переделкине, где и похоронен в 2003 году.
Так что, посещая это знаменитое кладбище, можно заглянуть и к нему с букетиком незабудок.
Светлана Шнитман-МакМиллин - доцент высшей школы славяноведения и Восточной Европы Лондонского университета, автор монографий о Венедикте Ерофееве.
В настоящее время работает над монографией о Георгии Владимове. Но данная публикация – это именно её встречи с писателем и человеком: от эпизодических до полных задушевности и полноты.
Несмотря на 13-тилетнюю разницу в возрасте, они оказались равноправными собеседниками и друзьями. Владимов нашёл в ней огромную душевную поддержку, особенно в период одиночества и печали.
Жизнь его оборвалась в Германии, когда верилось, что она налаживается в новом супружестве с Евгенией Сабельниковой, хотя жили они на две страны.
Пожалуй, эта публикация ещё и о том, что второго шанса человеку не даётся, когда выполнена его программа. Но память дарует бессмертие, и это – надежда.