< Притчи о человеке
06.11.2014

Путь важнее конечной цели (краеведческие новинки)


Калужской области в этом году – семьдесят лет со времени образования. Юбилеи – это не только итоги, констатация пройденного пути и отдаляющиеся берега наших воспоминаний, но и оживление внимания к происходящему на наших глазах. Всё чаще сегодняшний день Калуги и калужан освещается по центральному телевидению, что, конечно, отрадно. А что происходит в душе человеческой? Об этом нам рассказывают из своих творческих лабораторий писатели, учёные, художники... Поэтому обратимся к литературным источникам, книжным новинкам, которые, собственно, и представляют это сокровенное, до времени скрытое от глаз.

Начнём с древнего Боровска, куда приглашает нас художник Николай Милов. Его красочный альбом "Графика, декоративно-прикладное творчество" (Калуга, 2014) увлекает в уют и тишину заснеженных улиц с покосившимися заборами, на прогулку с ностальгическим настроением утекающего времени. Зато храмы здесь как маяки, выводящие из блужданий и снов. А дома – просто живые существа с характером то весёлым, то печальным, то задумчивым, то философским, словно им удалось вобрать в себя нрав и судьбы людей, здесь живших или по сей день живущих. Хочется долго вглядываться в тёплые окна, в струящиеся из труб дымки, в завораживающий, штрихующий сумерки, снег. Но воображение художника живёт не только на земле, оно простирается в даль того неведомого, что открывается только подсознательной человеческой способности. Цель его работ из цикла "Неведомое- дать возможность внимательному зрителю пофантазировать на темы невидимого, окружающего нас.

Мы привыкли чувствовать под ногами твёрдую почву и забываем, что находимся на планете, летящей во Вселенной, как и другие планеты, и незримый мир каждое мгновение соучаствует с нами. Переведи дух, читатель, распахни этот альбом, вглядись и вчитайся, чтобы увидеть самого себя на Земле, летящей во Вселенной! Но и мы так сразу не покинем Боровска, остановившись у самого красивого дома у реки, похожего на английский замок. Здесь живут москвичи, учёные из Академии наук, скажем, как на даче, хотя из года в год и зимуют тут, и делами обрастают, и бытом, и друзьями... Собственно, они давно уже пустили корни в эту землю и крепко держатся на ней.

На их высоком трёхметровом заборе боровчане, мимо идущие в районную больницу, любуются настоящими живописными картинами под открытым небом, названными "Боровским порталом" и принадлежащими кисти Владимира Овчинникова. Это известная достопримечательность города, заставляющая людей останавливаться, размышлять, рассматривать, читать стихи, сопровождающие росписи. Может быть, некоторые пытаются разгадывать, чем же заняты хозяева столь прекрасной усадьбы? О них, конечно, можно рассказывать долго и увлекательно, но на сей раз у меня, более десяти лет дружащей с ними, другая задача: представить их совместную книгу. Да-да, муж и жена, Павел Пантелеев и Алла Терёхина, написали "Прервавшийся полёт" (М.: Тов-во научных изданий КМК, 2014). К сожалению, поводом для написания её послужила трагическая гибель их младшего сына Геры, российского аспиранта по Совместной программе Массачусетского технологического института и Вудсхольского океанографического института. И это не просто родительская дань памяти и неутихающая боль, но и биография замечательного парня, его путь в науку, экспедиция по рекам Сибири, в Карском море, Антарктиду.., ну, и посмертное присуждение учёной степени и учреждение ежегодной памятной премии США. Конечно, родителям трудно быть беспристрастными, однако они старались, приводя документальные тексты: письма, отзывы, характеристики, цитаты... Все мы – люди, и человеческий документ, окрашенный неподдельными чувствами, представляет особенную ценность. Надо заметить, что Павел Пантелеев – не новичок в литературе, он замечательно владеет даром рассказчика. Я уж не останавливаюсь на других его книгах, но обязана упомянуть о саге "Я – зоолог и история моей семьи", вышедшей несколько лет назад и нашедшей своих читателей не только среди коллег, знакомых и друзей, но и в среде впервые узнавших такого автора. Поэтому иные его произведения, типа "Кстати, о птичках" - пришвинского направления – тоже не остались незамеченными, да и пополнили библиотеки. Лично меня как читателя подкупает то, что его душа с душою говорит. А это не каждому дано.

Всякий раз, читая глубоко личные вещи, убеждаешься, что они как раз и есть для нас путеводные звёзды по жизни, важнее которой ничего нет. Люди, ведущие дневники, стараются зафиксировать главное, удержать неудержимое время. Не все, однако, делятся своими записями. Иное дело – дневник писателя, который мне хочется представить как заметную журнальную публикацию года. Юрий Убогий. Время вокзала // Наш современник, 2014, №10. Перед нами ткань жизненных наблюдений, через которые просвечивает авторская логика в наиболее концентрированном виде. Существует такой особый литературный жанр, в котором работали и работают многие писатели. Яркими примерами его являются "Осенние листья" В. Розанова и "Камешки на ладони" В. Солоухина. Юрий Бондарев называл свои впечатления "Мгновениями", а Вячеслав Бучарский "Бучаринками". Это форма – наибольшего в наименьшем. Вместе с Юрием Убогим, писателем из Калуги, мы движемся кратчайшим путём к цели, то есть, к пониманию главного. Нет-нет, не обольщайтесь, рецепта счастья для всего человечества здесь не даётся, хотя для себя Юрий Васильевич выводит готовые формулы того или иного явления, интересные и для нас. Авторская мысль нетороплива, она идёт не линейно, а скорее по кругу, возвращаясь в исходную точку, а затем снова набирает обороты неких жизненных колец. Я бы рискнула назвать "Время вокзала" лучшим на сегодняшний день произведением Ю.Убогого: по степени откровенности, бытийности, ёмкости, парадоксальности, плотности. Здесь мудрость индивида не даёт нам общей картины мира, однако проявляется в способности соглашаться или противоречить известным авторитетам, позволяя видеть обе стороны медали. Дневник писателя хорош ещё и тем, что может продолжаться и продолжаться, не являясь исчерпывающим. И если читатель чего-то недополучил, не разочаровывает как невысказанное, лежащее за пределами слов. Уже само это чтение способно приводить мысль в потенциально бесконечное движение.

Писателю присуще обострённое чувство жизни, её движения и иссякания. В нашем пространстве, где действуют свои законы гравитации, удобнее "под наклоном" опереться на предложенную руку. Я и сама это делаю, и другим советую, предполагая, что путь важнее конечной цели.

Представленная литература имеется в центральной библиотеке и её филиалах.