< Знай наших! (Обнинск в центральной прессе)
06.06.2016

От романа до публицистики – все интересно!


Друзья, давайте полистаем журналы и выберем для чтения что-то стоящее от романа до публицистики!

Игорь Ефимов. Беглец: Роман // Нева, 2016, №4

Иосиф Бродский считал Игоря Марковича Ефимова "продолжателем великой традиции русских писателей-философов, ведущей своё начало от Герцена". Уже в школьные годы он не верил советской пропаганде, зато верил Пушкину, Лермонтову, Толстому…

Он родился в 1937 году в Москве, окончил Ленинградский политехнический институт, стал членом Союза писателей, но в 1978 году эмигрировал в США, живёт в Пенсильвании, где со своей женой Мариной основал издательство "Эрмитаж", которое за 25 лет существования выпустило 250 книг. Он преподавал в университетах, выступал с лекциями о русской истории и литературе. Эрудит!

Таких плодотворных писателей ещё поискать! Ефимов – автор двадцати романов, философских трудов, книг о русских писателях – почти все они изданы в России. Поражает и тематическое многообразие его художественной прозы: "Таврический сад", "Суд да дело", "Седьмая жена, "Архивы Страшного суда", "Обвиняемый, "Невеста императора", "Неверная"… Теперь вот ещё новый роман "Беглец" в журнальном варианте, который продолжает развивать лучшие находки писателя. Автор снова динамичен, дерзок, увлекателен, пластичен и ярок, к тому же – интеллектуал, читать которого любопытно и легко. За текстом просматривается наша эпоха, культура, фигура пишущего и его взгляды на весьма тонкие, личные, даже интимные стороны жизни. Игорь Маркович умеет закрутить не только сюжет, но и сюжет в сюжете, совмещая любовную переписку, детектив и кинематографичность, что весьма актуально в Год Российского кино.

В основе романа, конечно, - психология отношений Мужчины и Женщины, их близких и зеркальных отражений, странных и закономерных ракурсов. Героев Ефимова роднит то, что каждый из них раскрывается для читателя в момент нравственной борьбы с самим собой, преодолевая очередную ступень на трудном пути духовного созревания.

Карен Степанян. Фрагменты из дневника 2014 – 2015 //Нева, 2016, №5

Карен Ашотович родился в 1952 году. Доктор филологических наук, вице-президент Российского общества Достоевского, главный редактор альманаха "Достоевский и мировая культура", завотделом критики журнала "Знамя", старший научный сотрудник Института мировой литературы им. Горького РАН, член Союза писателей Москвы.

Несколько лет он ведёт дневник, но записывает туда не события личной жизни, а отклики, впечатления, соображения по поводу происходящего в мире и в стране. Представленные в журнале фрагменты по сути являются такими "изюминками", "крупинками", жанром малой прозы, в своё время названной Владимиром Солоухиным "Камешками на ладони". Читать это – словно разговаривать с серьёзным собеседником, делясь тем, что не мимолётно, что глубоко западает в душу. Конечно, у каждого – свои интересы, акценты, тем мы и привлекательны друг для друга, расширяющие горизонты. Приведу пример: "В каждом человеке в метро с умной книгой в руках видишь родственника. Но как же горестно смотреть, как сидят все, молодые и старые, уткнувшись в мобильники и айфоны, и жмут, жмут, жмут на кнопки. Поневоле уверуешь в заговор против человечества". Или, допустим, вот такой: "Нынешние писатели тоже пытаются изобразить из себя борцов с цензурой, как и жившие при советской власти. Но те боролись для того, чтобы сказать правду, а нынешние – за то, чтобы ругаться матом". Ну, и так далее, весьма интересно. Глубоко и лаконично.

Елена Новикова: Рассказы // Нева, 2016, №5.

Тот же журнал, с которым не хочется быстро расставаться, предлагает очень оригинальную прозу автора из Санкт-Петербурга. Елена Станиславовна окончила ЛПИ им. Калинина по специальности "прикладная математика", работает в рекламном агентстве. Публиковалась в журналах "Звезда", "Урал", "Новый берег", "Полдень ХХ1 век". С математической точностью она создаёт свои ёмкие, миниатюрные шедевры, завораживая личными открытиями и отрезвляя нынешними проблемами.

Было же время собирать книги, дарить их друг другу, обмениваться, обсуждать нашумевшие произведениями, а настало вдруг "разбрасывать камни", вернее, книги, сужающие (представляете?!) домашнее пространство. Одно дело – отсортировать спустя время, и другое – да, избавиться подчистую. Ох, как пронзительно и точно написала об этом Е. Новикова! Восемь рассказов, всего несколько страниц, но – холодок по коже. В кого мы превращаемся? Раньше сказали бы: "В мещан!". Что сказать сегодня?

Василина Орлова: Прямая речь // Новый мир, 2016, №5.

Затрудняюсь назвать этот жанр. Одна из первых его использовала София Федорченко в книге "Народ на войне", потом писательница Светлана Алексиевич. Его можно назвать методом вербальной фотографии, запечатления цитаты без автора. Проще объяснить такими словами: это - голоса многих, знакомых и незнакомых, собранные одним человеком, попутчиком, прохожим, слушателем, присутствующим…

Важно, что каждое высказывание – в каком-то смысле уже история. И они весомо добавляют нечто к портрету времени. Василина Александровна очень интересно всё классифицировала, разбила на этапы человеческой жизни: от начала до конца, т.е., от предчувствия рождения до смерти. С одной стороны речи эти потрясающе бесхитростны, с другой – невероятно точны и выразительны. Они – на русском языке и отчасти на суржике, по времени с 2004 по 2008 год, по географии: от Москвы и Московской области, Сибири и Дальнего Востока до Украины. Представляю, как интересно ей было с этим материалом разбираться в своём Остине (США), где она живёт и пишет докторскую диссертацию по антропологии в Техасском университете. Вообще-то она родилась в 1979 году в посёлке Дунай Приморского края. Поэт, прозаик, эссеист. Окончила философский факультет МГУ, кандидат философских наук. Автор нескольких художественных книг, в том числе и поэтической "Однова живём".

В этом же номере журнала приятно почитать ещё стихи Олеси Николаевой и виньетки Александра Жолковского, который, кстати, словно продолжает Игоря Ефимова, с которого мы, собственно, и начали наш обзор.

То ли в эмиграции среди русскоязычных витают одни и те же мысли, волнуют похожие проблемы, то ли модно сейчас считать моногамные отношения, браки, порождением советского ГУЛАГа, образно говоря (типа, любовь за колючей проволокой). Нет-нет, читателю вовсе не обязательно вставать на активную позицию "за" или "против", однако любопытно познакомиться с "продвинутостью" наших бывших соотечественников, весьма талантливых.