< Литобъединение "Сонет" предлагает улыбнуться по-первоапрельски
29.03.2017

Кстати, о птичках - в год экологии...


Эльвира ЧАСТИКОВА

ФИЛИН

- Угу, - соглашается с Господом филин
По имени Филя, по батюшке – Филин
Не знающий слов наподобие «пилинг»,
Лохматый, уютный, в лихой птичьей силе.
Дичок, он живёт по условиям леса,
Во имя задумок и для интереса.
Не то, что в вольере столичный повеса,
Спешащий дрессурой придать себе веса.
А он ТАК имеет: мозгой гибкой шарит,
Поэтому на голубом нашем шаре
Его каждый раз кто-нибудь вопрошает:
- Всё, Филин, в порядке, ничто не мешает?
По мхам очевидно? По звёздам - всё точно?
По ветру крылато? По небу проточно?
- Угу, - говорит он: тем – глухо, тем – сочно/
И это «угу», как у Господа, прочно.
Оно соответствует времени, дате
Цветов и морозов, и снов на закате.
Однако не слышит его обыватель,
Со свистом храпящий. Да слышит Создатель!
И Филин глядит золотыми очами
На мир цвета дуба и крепкого чая,
Который приемлет и не обличает.
Он сам перед Богом за всё отвечает.

Алёна СЕМЁНОВА

ФЛАМИНГО

Фиолетовые ночи
Накрывают палантином
Мир уснувший, спать не хочет
Только розовый фламинго.

Он под звёздное мерцанье
Из космической пучины
Замер, словно изваянье,
Над кроваткой на картине.

Темень за окном закрыли
Белоснежные завесы.
Мамин голос:"Жили-были
За горами и за лесом..."

Сладко пахнут мандарины,
Сквозь пушистые ресницы
За окошком балеринки
В пачках...Или это снится...

Меркурий ИЛЬИН

ВОРОНА

В лесу, что у окраины селенья,
Нашла ворона штопор у пенька.
Ища сему предмету примененье,
Носилась с ним, примерно, полденька.
Но вот, пришло вороне озаренье
У входа в продуктовый магазин.
На ели находилась в то мгновенье.
Растерянным стоял мужик один:
В глазах его проблема – чуть не горе-
Разрезан на кусочки в дырках сыр-
Не может только вскрыть бутыль «Кагора».
Ворона подлетела к нему – фыр-р!
И разрешилась тотчас же рутина,
Хотя он испугался на момент.
Открыл бутыль и сыра дал пластину
Вороне за тот ценный инструмент!
С тех пор она была там постоянно,
В подарок – сыр ей, даже «Пармезан»!
Давал и выпить, становилась пьяной,
А на похмелье – только лишь «Нарзан».
Сидела как-то на ветвистой ели,
В глазах троилось, но… пила лишь квас.
Лисицы ей, казалось, налетели.
И каркнула: «Ой, Боже, сколько вас!»
Мораль сей басни: будь на нужном месте
И с нужной вещью – это благодать!
Всё испытав, знай, надо жить по чести:
Брать только сыр, а выпивку – не брать!

Александр НИКОЛАЕВ

ЕЩЁ ОДНА ВОРОНА

Я ждал ее, мою принцессу,
И свет тихонько отключил.
На ветке, в думе бессловесной,
Я птицу к дому приручил.
Словно скучающая дама...
Ей открываю я окно:
- Влетай, не бойся, без обмана
Я жду тебя уже давно.
Душистый корм, чего послаще...
На подоконник разложу,
И словом мягким и бодрящим
С ней разговоры завожу.
Царица, милое создание!
Изволь отведать завтрак наш,
Иль, загадай свое желание...
Кладу листок и карандаш.
Она же, подлетев, садится,
Отведав каши и сырку,
Не улетает, не боится,
Расклёвывает, как строку.
Видать, что не чужда ей лира…
Мой карандаш стащила впрок.
Горящим взглядом одарила
И упорхнула …на часок.
Куда, зачем? Вернулась шало
С газетой в клюве, и к окну...
На полосе - стишок про сало,
Про счастье птичье и весну!

Наталья НИКУЛИНА

так больно клевалась
синичка в руках
что я поняла наконец:
уж лучше синичка в руках
чем журавль...

Любовь БАКАНОВА

ВОСПЕВАЯ МИРОЗДАНЬЕ


О, июнь золотокудрый,
Как свежо твоё дыханье!
Птичьи трели будят утро,
Воспевая мирозданье.

О, июнь знойно-отрадный,
Я в твой полдень сладко млею…
К вечеру бреду в прохладу –
Милых лиственниц аллею.

Кажется, все травы сразу
Так и просятся в букеты,
О, июнь зеленоглазый, -
Славный зачинатель лета!

Валерий ПРОКОШИН

В январе этот вымерший город рифмуется с тундрой,
Потому что ветер срывается с крыш ледяною пудрой
И летит в переулки, которым названия нет,
Где божественный SOS отзывается полубандитской полундрой,
И ментоловый вкус на губах от чужих сигарет.

Здесь чужие не ходят: шаг влево, шаг вправо – и мимо
Остановки, которой присвоят геройское имя
Отморозка пятнадцати или шестнадцати лет.
Переулками можно дойти до развалин Четвертого Рима
И войти в кипяченые воды реки Интернет.

Впрочем, вся наша жизнь – электронная версия Бога:
Этот город, зима, и к тебе столбовая дорога –
Мимо церкви, по улице Ленина, дом номер два.
Если я иногда возвращаюсь к тебе, значит, мне одиноко
На земле, где душа завернулась, как в кокон, в слова.

Всё слова и слова, что рифмуются слева направо,
Не взирая на жизнь или смерть, словно божья отрава –
Боль стекает медовою каплей с пчелиной иглы.
В темноте переулками вдруг пронеслась отморозков орава:
Снегири, свиристели, клесты, зимородки, щеглы…

Егор ТЕКОТОВ

БЕЛЫЙ ВОРОБЕЙ

Всадник смерти всегда рядом
Показалось, дышит в спину.
Забирает, кого надо,
Находя на то причину.
В рай уходит самый лучший.
Почему же раньше всех?
Насладятся мигом души,
И по лестнице - наверх.
Слышно пенье воробьев.
Белых, как январский снег:
"Потеряли свет. Любовь.
Обретя покой. Навек».
Мой любимый человек
Мир покинул очень рано.
Белый, как январский снег,
Воробей шепнул: "так надо"...
Как-то «так». На небе склизко.
Изнутри чуть-чуть теплей.
Прочь, грехи. А где-то близко
Слышен белый воробей...

Андрей БОЛЬШОВ

ЯЗЫЧНИК

У галки глаз зеленоватый,
И отраженье на снегу,
Согласно тусклому зрачку,
Души колючей, крючковатой.
Чего еще в твои глазницы
Вода и хвоя соберет?
В затоне темном птицы, птицы –
Недолгий взмаховый полет.
Взлетели справа по стремнине,
И держат выше, все туда,
Где небо - огненно и сине,
Прозрачна льдистая слюда.
Качнулся, юркнул тусклым взглядом –
Дразнить весной, накликать бед,
Слова и снег вплетая рядом
В четырехпалый частый след.