< Экологический марафон (2017 - Год экологии)
19.09.2017

"Вот опять окно..." - к 125-летию со дня рождения Марины Цветаевой


"Что окно – то икона, что лицо – то руина…"
                                    Марина ЦВЕТАЕВА


Эльвира ЧАСТИКОВА

В РАМКАХ СЮЖЕТА

Ещё не включили тепла, а из каждой квартиры
Теплом обдаёт, лишь откроются шумные двери.
Душой надышали его, сокровенным… Не веришь?
Да как же иначе-то можно без этакой лиры?!

И в окнах у каждой семьи – своё личное солнце,
Бывает луна или мелкая звёздочка света.
Такое богатство! А ведь прибедняются, стронций
Какой-то ругают, не видимый в рамках сюжета.

Посмотришь, прикинешь… Всем выдали счастья с лихвою!
Теперь о высоком бы думать, припав головою
К родному плечу, отгоняя все низкие думы…
Откуда ж берётся нелюбящий, грешный, угрюмый?

Оттуда ж, оттуда ж – из каждой квартиры почти что! –
Где свет и тепло, где с душою душа… Третий лишний
В башке, как в шкафу, окопался, чтоб так, до скелета,
И тлеть помаленьку – невидимым в рамках сюжета.

Кому изгонять его надо, как мелкого беса,
Из мыслей? Самим, запустившим чужого напрасно!
А то, понимаешь, от ЛИШНЕГО ждут интереса!
Но лишний есть лишний, он ждёт подходящего часа…

Он против тепла и уюта, любви и доверья.
Ни нежности он не выносит, ни тонкого мира.
При нём замолкает души откровенная лира,
Но плачут надсадно и горько скрипучие двери.

Что ж – сами жильцы-то? Покуда за ум не взялися,
Углов со свечой не прошли, не покинут напасти.
Но надо СВОЁ защищать, утыкаться по-лисьи
В родное плечо – надышать чтобы тихое счастье!


Раиса МАСЛЕВСКАЯ


Упали сумерки на город,
Окутав зимнею метелью.
Запрятались тропинки в норы,
И каждый куст стал привиденьем.
Слепым, желтеющим отсветом
В домах сверкнули акварели,
И лёгкий говор был ответом,
И взгляды, встретившись, светлели.
Всё гуще, гуще, гуще вечер,
И всё волшебней разговоры...
Как хороши с семьёю встречи!
Спокойной ночи, милый город!


Татьяна ГОРШКОВА


Откройте окно, взгляните на осень,
На душу кленовую в желтом порыве,
На синь облаков, что небо возносят
В летящую бездну – и плачут надрывно.

Взгляните на солнце сквозь тонкие пальцы
Березовых веток – вдохните их свежесть.
Услышьте, как в сердце вливается нежность,
И, вторя, природа молчит, улыбаясь.


Любовь БАКАНОВА

БЕЛЫЙ СТИХ

Я окно распахнула в осеннее утро,
И дыханье мое с его духом смешалось.
Потекли в мое сердце и свежесть и нежность,
Хотя было то утро на старца похоже.
Было хмурым то утро - то задумался старец
о прошедшем веселом и солнечном лете,
Как о всей своей жизни - философски и мудро.
Было добрым то утро, и на тополе голом
в ветках серо-зеленых
Все качалась сорока, словно бы на качелях.
Было ей одиноко, и сорока качалась,
Раздавая поклоны просыпавшимся людям.
... Посветлело вдруг утро, улыбнулся наш старец
восходящему солнцу - продолжателю жизни.


Меркурий ИЛЬИН

Однокласснице

Выплывает из памяти это окно.
Часто в жизни бывает такое мгновенье:
Одноклассницу вижу, как в кадре кино,
Силуэт её в медленном, быстром движенье.
Оформляли мы с ней стенгазеты не раз
И читали совместно поэтов творенья.
Единила Марина Цветаева нас –
Её строчки читали в пылу оформленья.
Одноклассница также писала стихи.
В них Маринина страсть – как похожи в сравненье.
Небольшого формата, в четыре строки,
Помещала в газету плоды вдохновенья.
Мы окончили школу. Уехал я вдаль.
Но всё видится дом, её образ в оконце.
"Не пишу, вот, стихи – быт заел, ах, как жаль", -
Раз призналась она. А была ведь, как Солнце!
Одноклассницы, верю, увижу стихи –
Наделила ж Марина магическим свойством
Излагать жарко мысли взамен чепухи,
А потом и читать с неизменным геройством.


Андрей БОЛЬШОВ

ЦВЕТАЕВСКАЯ ЧЕХИЯ

Смех из окошка, веселый мотив
Вдруг зазвучит, снова смехом прервется.
Тихих предместий покой захватив,
К старой столице карета несется.
Вот городские ворота, гербы
Знатных фамилий, соборная площадь,
Шпили и своды, раскат мостовых
В стрельчатых арках великих из зодчих…

Теплой гостиной мерцающий свет,
Стол и уют дружелюбных хозяев,
Ужин, вино, тут и ожил кларнет,
Скрипка и флейта опять зазвучали.
Говор неспешный, фагот, клавесин -
Звуки и тени в ночной анфиладе
Замерших комнат. Звук вышел, за ним
Вышли и все - постоять на прохладе.

Век двадцать первый, "Airbus", перелет.
Теплый сентябрь. По буграм и оврагам
Берегом Влатвы в погожий денек
Красными крышами греется Прага.
Следом и ночь, и патлатая мгла
Над фонарями окружно повиснет.
Так и идут, до заката, дотла,
Толстые стены сквозь теплые жизни.


Наталья НИКУЛИНА

ОКНО

в окружении ангелов
душа моя
как отрытое окно.
насквозь видна –
до самой вечности.


Александр НИКОЛАЕВ


Помню, еще много лет назад
Старый двор мы превратили в сад,
Насадив в нём вишен, яблонь и рябин,
А потом сирень добавив и жасмин.

Сколько видел двор наш разных перемен!
Не сдалИсь, однако, вдоль родимых стен
Времени деревья, холодАм – цветы.
Светится окошко, а в окошке – ты!

И в других окошках - старые друзья.
Нахожу всех взглядом, сев на лавку, я.
Надо мною листья шелестят, как шелк,
Я в свой двор явился , я не зря пришёл…

Алёна СЕМЁНОВА


Тихая пристань - родительский дом,
Всё в нём привычно, знакомо и мило,
Спорим, смеёмся за круглым столом,
Жизнь утекает неторопливо.

Но от чего-то мысли горьки,
Утром молилась о вас на коленях,
Добрые, родненькие старики,
Каждое лето быть может последним.

Лилии пахнут, стрекот цикад,
Маленький домик окнами в сад.
Хляби небесные нынче разверзлись,
Никнут намокшие шапки гортензий.

Грусть уплывает с дымком сигареты,
Свет на веранде, скользят силуэты,
Все ещё живы, всё ещё лето,
Сердце усталой любовью согрето.


Борис ОРЛОВ

И в плащах, и в повязках, и в шляпах
мимо ходят… Ну, как не заплакать!
Я чужими глазами заляпан,
как перила в осеннюю слякоть.

Не делю на мужчин и на женщин –
все торговцы. И торг их налажен.
Каждый, словно в ломбарде оценщик,
смотрит хитро… Но я не продажен!

Что за взгляды - мурашки по коже! -
все оценено: души и кровли.
Не торгуйтесь! Не ваш я, а Божий,
нет на небе позорной торговли.