< Крым приглашает
26.06.2020

Земля нашей силы


Эльвира ЧАСТИКОВА

СВОЯ ЗЕМЛЯ


Мне кажется топью земля, из которой
Не вышло ни праведников, ни актёров –
Ни-ни, никого из заметных талантов,
Хоть всё это штучно, конечно, да ладно.

Но хочется всё же быть там, где погуще
С умельцами всяческими и творцами, -
И воздух свежей, и влияние пуще,
И звонче скворечни пропеты скворцами.

Не верите? Съездите в Малый и Боровск,
В Калугу, Тарусу, Козельск белокрылый
И в Обнинск мудрёный… А есть без опоры
Другие места: не сказать – нашей силы.

Там что-то не так в городках непонятных:
Убогая мысль, нестабильные токи,
И неурожай - на красивых и статных.
Живут ерундой, где иные – высоким.

О, да, всюду - люди, от их доброй воли
Зависит всё в жизни, в душе или поле.
Роль личности в мире стоит так же остро,
Как прежде. Прославьте свой дом, перекрёсток..!

Вера ЧИЖЕВСКАЯ

Таруса - маленький Эдем.
И вместе с этим - ад кромешный.
Но ложным выводом поспешным
не соблазнюсь ни перед кем.

Таруса - тонкий голосок!
В чём держится душа живая?! -
от храма улочка кривая
бежит к реке наискосок;

и над Окой колокола
поют и стонут, воскресая...
А неба мокрая зола
над куполами повисает.

И дождь польёт, как из ведра,
и грязь кромешную размесит.
Но завтра с раннего утра
сады листву сушить развесят.

Благоухать начнёт Эдем
такими райскими плодами,
что даже Ева и Адам
плоды такие не видали!

Валерий ПРОКОШИН

БОРОВСК


Там, где Боровск, где вереск и воск,
Монастырский закат над рекою –
Кружит мой переполненный мозг
И нигде не отыщет покоя.
Чуть вздыхает мосток без перил,
И провисло июльское небо.
Кто-то жизнь, словно вещь, позабыл
У церквушки Бориса и Глеба.
Гаснет взгляд, отразивший закат,
И безвольно опущены руки –
Я себя приучаю к разлуке
С этим городом… Там, где стоят
Тополя воль дорог, где Христос
Не распят, а раскинут как птица –
Над больницей, где ночью от слёз
Всё никак моей дочке не спится.

Александр НИКОЛАЕВ

Великое Стояние на Угре


А здесь земля - от края и до края -
Своя! И невозможно отступить.
Держались станом, отдыха не зная,
Чтобы пути татарам перекрыть.

Грозила смерть, пленение и беды.
Чужие доносились голоса.
Река Угра. Стоянье до Победы.
И русский дух! И Бог! И небеса!

Игорь КУЛЕБЯКИН

Уже пропитан сыростью осенней
Мой край. А журавли чего-то ждут.
Не избежать природе потрясений,
Вновь, словно листья, звёзды опадут.

Не видно в небе очертаний клина.
Эй, осень! Ты немного подожди.
Размокла уж заоблачная глина…
А говорят, что, мол, пошли дожди.

Я загрустил без журавлиной стаи,
Я всё боюсь за этих гордых птиц.
Ведь влажная берёза облетает
И падает пред шквальным ветром ниц.

Обледенелый ветер – ах, грабитель, -
Убив живое северных широт,
Кромсает мою летнюю обитель,
Сжимает панцирем тела болот.

Я долго жду томительного знака,
Вот-вот раздастся в небе страстный звук…
Дрожит от холода моя собака
И сильно тянет поводок из рук.

Вячеслав РОМАНОВ

В родном краю
Как сладок сон на скошенном лугу –
Копна уважила меня ночным постоем.
Но вот уснуть я сразу не могу,
Вдыхая запах травного настоя.
К тому ж река оставить не спешит
Меня без знатного для рыбака улова –
Сквозь дрёму чудится, как мельтешит
В кувшинках поплавок – сигнал поклева.
А тут еще луна загадочный свой свет
Размыла по ветвям прибрежной ивы,
И тихим шелестом откликнулись в ответ
Ее листочки песне соловьиной.
Повеял свежестью пролетный ветерок,
Принес из памятной мне давней дали
Костра ребячьего дурманящий дымок,
Что с варевом простым мы здесь глотали.
Мелькнуло в памяти, как тут в лучах зари,
Пока роса с густой травы не спала,
С замахом саженным шагали косари,
И луга ширь стогами зарастала.
Припомнилось, как тут, на этом же лугу
Бродил с девчонкой я порой закатной,
И пела нам гармонь на дальнем берегу
О том, что не уходят вёсны безвозвратно.
Так грёзы памяти и яви благовонный дух
Баюкали меня под стрекот-звон цикады.
Спасибо, край родной, спасибо, добрый луг,
За всё былое, мы ведь снова рады.

Владимир ШЕВКОВ

Старый дуб


Стоял полузасохший дуб
В двух километрах от дороги.
Корявые суки, как руки с пальцами,
Распухшими в суставах,
Он вверх и в стороны тянул,
За жизнь цепляясь
Ещё живыми редкими ветвями.
Огромное дупло зияло,
Как рот беззубый старика.
Бывало летнею порой
Наведывались дачники с окрестных деревень
Чтоб дуб обнять, за руки взявшись вшестером.
Живёт в простонародье
Нелепое преданье,
Что будто бы Наполеон
На дуб взбирался - посмотреть дорогу,
Когда с войсками шёл на Малоярославец.
Что помнит дуб,
Которому, наверно, лет пятьсот?
Какими вехами событий
Отмечена вся жизнь его?
Кто знает!
Он - как кавказский долгожитель,
Проведший век с отарою в горах,
Всю жизнь сумел вместить в единый день.