< Хорошо там, где мы есть (стихи об Обнинске)
02.09.2015

Время читать классику...


Эльвира ЧАСТИКОВА

Вертер

                                                      "Я жду, я ожидание сплошное,
                                                       Как будто в ожиданьях есть резон."
                                                                              /Виталий Шнайдер/
Рассчитываясь с жизнью, юный Вертер
Почувствовал в себе знобящий ветер.
Он знал, что все когда-нибудь уйдут...
Как подгадать удачливость минут?

Точнее, совпадение момента
С несовпаденьем с жизнью инструмента
Души... Взлетать верней на сквозняке,
Как лист, всем сердцем сделавший пике.

Не стоит называть причиной осень
В крови... с её депрессией... иль вовсе –
Эгоцентризм (любите, мол, меня!).
Нет, это выбор, личный выбор – дня.

Лирическое волнение

Зачем кокетничает Ольга?
Зачем Евгений – антидруг,
Пусть – для забавы, ненадолго?
Игра, в которой нету толку.
А жизнь, увы, короче мук.

И автор утирает слёзы
Читателю, да и себе...
И представляет эти позы
Двух дуэлянтов в пик морозов –
Прообразов в своей судьбе.

Зачем Всевышнему подсказки?
Но ТАК поэт переживал,
Зари, крови сгущая краски,
Что сдёргивал невольно маски
С грядущих дней, где – наповал.


Валерий ПРОКОШИН

***
В роковом феврале в чреве Санкт-Петербурга
Выезжал из продрогшего вдруг переулка
Молодой иностранец-развратник и урка.

Он спешил, чтобы встретиться с русским поэтом.
Ни друзья, ни Россия не знали об этом –
Память в будущее отскочила дуплетом.

Возвращаясь на место последней дуэли,
Понимаешь весь ужас мистической цели.
Ну, а что вы от этих французов хотели?

Ах, какая почти мировая подстава:
Слева – Чёрная речка, бессмертие справа,
И отрава любви, и воронья орава…

Солнце рухнуло в снег – снег окрасился кровью,
Говорят, разлюбила. Да Бог с ней, с любовью,
Видишь, ангел разлуки присел к изголовью.

От судьбы не уйдёшь, будь хоть трижды поэтом.
Но поэт не умрёт – жизнь стояла на этом
И стоит, осенённая солнечным светом!

Летом под многоточие вечной кукушки
На российскую землю – от Курска до Кушки –
Несмотря ни на что возвращается Пушкин!


Борис ОРЛОВ

***
                                                 "Ходил инкогнито по Невскому проспекту.
                                                   Проезжал государь император. Весь город                                                        снял шапки, и я также; однако же не подал                                                      никакого вида, что я испанский король…"
                                                           /Н.В. Гоголь "Записки сумасшедшего"/
В смирительной рубахе изо льда
лежит Нева. Наручники-мосты
защелкнуты… И в проруби вода
целует отражение звезды.

Наполнены бокалы фонарей
не светом, а лекарственным питьем.
Ах, город сумасшедших и царей!
Здесь каждый ночью мнит себя вождем.

Рената СВИРИДОВА

Ассоль

Лениво скинув дымки одеяло,
Ещё не в золоте, а в розовой заре
Из моря солнце царственно вставало
И любовалось отражением в волне.
И в этот час предутренний
Сюда приходит девочка
И, песенку мурлыкая, гуляет по воде,
И корабли волшебные
Рисует она веточкой,
И смотрит в море пристально:
ну где же ты, ну где?

Волною смоет кораблей волшебных стаю,
И хлынет день, и полетят за часом час...
Кому-то - ждать и верить в алый-алый парус,
Кому-то, не дождавшись - пускаться в белый вальс.

Ах, чайкой полетела бы
Та девочка упрямая,
И солнце подсказало бы дорогу ей лучом!
Ах, по волнам бежала бы
Навстречу счастью алому,
Прижалась бы к любимому, и беды нипочём.

Там вместе с ними солнце хохотало,
И танцевала, солью брызгаясь, волна,
Шторма и бури обходили парус алый,
И жизнь, как мёд, слегка пьянила, и влекла.

Ах, мотылёк доверчивый,
Девчонка несмышлёная!
Тут сказке бы и кончиться, но жизнь - она длинней.
И по утру все паруса
Зарёю размалёваны,
А день идёт, и алое становится белей.


Маргарита ИСААКЯН

А в лужице Красный купается Нос

С утра облачившись в Шинель-невидимку,
Март по снегу шлёпает в грязных ботинках.
Сосульки клыкастые падают с крыш,
И каркают чёрные вороны… Кыш!!!
А в лужице Красный купается Нос…
Его обронил второпях Дед Мороз.

Дивятся галчата, галдят точно люди,
Увидев приманку в воде как на блюде.
Взлетев на метле, приземлилась Яга,
Губу прикусила огрызком клыка,
Направилась к луже, чтоб выловить Нос.
Замешкалась ведьма… Извлёк его пёс.

Такую нелепую в март чертовщину
Поведала я, предварив годовщину
Любимого автора. Гоголь бессмертен.
Подбили к стиху искусители-черти.


Елена СОЛОДНИКОВА

***
                                  "Майор Ковалёв был не прочь и жениться, но только в                                      таком случае, когда за невестою случится двести                                              тысяч капиталу…"
                                                                        /Н.В. Гоголь "Нос"/
- Сорока, ты зачем опять
С утра пораньше прилетела?
- Дай бусы красные надеть,
Я в них в прошедший век слетаю.
- А бусы для чего тебе?
- Затем, чтоб тоже быть счастливой.
-Так для тебя все счастье в них?
Нет, я мечтаю стать майоршей.
- Так ты пытаешься мечтать?
- Конечно, все мечтать умеют.
Деревья мудрые и те,
Бывает, изредка мечтают.
- Ну, ты немного завралась.
-Ничуть. Один московский тополь
Мечтал над морем полетать.
А что! Он пух не разбазарил!
Собрал весь пух и силы все,
Из них и получилась чайка,
Она, над морем полетав,
Вернулась пухом тополиным.
А вот еще. Одна сосна
Один свой корень превратила
В ужа, чтоб сползать посмотреть…
- Постой, но ты чего же хочешь?
- Я – в бусах, рядом он – в мундире.
И чтобы пуговицы все
На солнце золотом сверкали!


Елизавета РУСЕЦКАЯ

Марина Цветаева

здесь сквозняки твоей измены моё отчаянье хранят...
твои изменчивые тени умеют быть сильней меня.
твои обманчивые руки умеют быть нежней и злей
беды, ворвавшейся без стука, и чёрных датских королей.

из чёрных крыл твоя корона, каёмка лезвия острей,
у твоего резного трона шуты спесивее царей.
я знаю жизнь такой короткой, что взгляд мой выверен и нем.
но ты, как прежде, прячешь плётку и улыбаешься во сне.

не делай из меня святую, - ни славословьем, ни костром.
я с детства лишь тебя рисую вороньим встрёпанным пером
на слое инея оконном, на коже – белой и слепой.
у твоего резного трона шуты суровы, как конвой.

учили быть покорной и падать ниц – как всех других…
…насмешливый свободный ворон мне диктовал мой первый стих.
меня учили жить, как травы, не поднимая головы,
а я хотела горькой славы полночной скошенной травы.

я вышла из белёсой тени, попробовав вдохнуть огонь,
и были острыми ступени, ведущие под небосклон.
и были хлёсткими зарницы, слепившие мой новый взгляд –
в ту ночь, когда я стала птицей, две смерти пережив подряд.

меня учили быть бесстрашной, меня учили быть быстрей
чем птицеловы чёрной башни, что приходили на заре.
меня учили быть сильнее того, что выжигала сталь, -
и я вытягивала шею, прислушиваясь к зову стай.

…меня поймали, чтоб я билась и умерла, не ведав плен,
но рук насмешливая милость была страшней, чем морок стен.
…я пела б в золочёной клетке, была покорней льда в огне…
страшней стрелы, бесстрастно-меткой, твой равнодушный взгляд был мне.

…о, королевство чёрной ткани и самой филигранной лжи!..
ради тебя шагали в пламя без страха юные пажи.
…моею вывернутой волей меня связав надёжней пут,
и мне не причиняя боли, спросил ты, как меня зовут.

меня учили падать наземь, и я взлетела к небу – ввысь.
но ты мне не сказал ни разу скользяще-властно "покорись".
ты отпускал меня с перчатки, как отпускают ловчих птиц,
и ждал, смеясь... И, без оглядки, вернулась я и пала ниц.

Гамлет
...море вверху – плещут стальные волны
небо внизу, лёд его серебрится.
только меж них, слабый и непокорный
маленький принц вглядывается в лица.

маленькая трагическая фигурка –
мальчик чернильный с лезвием в тонких пальцах.
не отводи глаз, брови не хмурь-ка:
это теперь твоё королевство, мальчик.

вот, принимай, как есть, выпивай, жмурясь:
это твоя жизнь, это твой воздух.
и ничего, время сотрёт хмурость,
смех исцелит вычурную серьёзность.

чёрное кружево замков, пустых, гулких,
чёрная ткань рукавов, пальцы в чернилах.
ой, не смеши – «наложу на себя руки»,
знаешь ведь, чёрная тушь у тебя в жилах.

чёрная гладь вод за чертой пены.
мертворождённое слово в закатной охре.
глядя в чьи-то зрачки – зло и надменно
он никогда в глаза никому не смотрит.

...может, он и со звёзд спустился когда-то.
может быть, он тоже был чист и светел, -
да горбунов делает из крылатых
голая смерть, которую видят дети.

острая смерть, которая бьёт, где тонко,
трепетно, ветрено, зябко и стихотворно;
ты, вышедший из неба чужим ребёнком
чаячье-белым был, значит, станешь чёрным.

и не найти в мире иного цвета:
чёрная ткань, бумажно-белая кожа.
чьи-то злые глаза слезятся от ветра, -
маленький принц смотрит в тебя тревожно.