< Время читать классику...
20.04.2016

Киномания


Эльвира ЧАСТИКОВА

CINEMA

Не знаю, чему я тебя научила, ты старше…
Ну, разве готовить борщи и рагу овощное?
А ты приобщил меня к манке, поклонницу спаржи,
Чтоб к нашей небесной любви примешалось земное.
Мы птиц открывали особых, теряющих перья
На наших пунктирных путях, колдовские местечки
С цветами лилейными, пахнущими от доверья,
Моря с бесконечностью синей, и речки, и речки…
Теперь они – наши, куда б мы ни делись с тобою.
А мы-таки делись, разбив своё хрупкое счастье.
И дальше – раздельно, с сердечным мучительным сбоем,
Не видным снаружи, спасаясь от чувственной власти.
И мир-то непрочен, чего ж нам с тобой изводиться?
Спасибо за прошлое, что изменить нереально
Ни мне, ни тебе, ни перу пролетевшей жар-птицы,
Как фильм, что со вспышкой небес снят Творцом гениально.

Людмила ДАНИЕЛОВА

Сериалы, сериалы
Заполняют все каналы,
Очень ярко освещают
Одинаковый сюжет.
Сериалы долго длятся,
Продлевая жизни миг,
Ведь должны же мы дождаться
Завершения интриг.

Николай ПРОХОЖИЙ

Жизнь у бедных – чёрно-белое кино,
У богатеньких – цветное телешоу.
Если вдуматься, у всех она – ОНО:
По единственному счёту, по большому.
Что в России, что в каком-нибудь там США…
Почему ж не соглашается душа?

Галина ЗОЛОТАИНА

Твой взгляд беззащитен, как вор в тупике,
Как голый любовник зимой на балконе,
Как Яковлев в фильме Гайдая на троне
С подвязанным флюсом на левой щеке.
Поверили Марфа и писарь-фискал,
И шведский посол, дипломатская рожа,
Но брякнул стрелец: - А ведь царь наш, надёжа,
Он шапку, однако, не эдак таскал!
Твой взгляд беззащитен, как в школе дебил,
Но я говорю тебе снова и снова,
Что вот, принимала тебя за другого.
Тот шляпу, однако, не эдак носил!

Наталья НИКУЛИНА

кино и немцы
всё страшнее длиннее
всё многосерийнее и цикличнее
сериальнее и бесконечнее
теперь в основном в америке
с проекцией на игил идёт
но и в турции и в голландии
и в германии и в сирии
смотришь и смотришь
как дурак
пока не поймёшь
кино давно закончилось
а немцы остались.

Алёна СЕМЁНОВА

КЛИП

Я по жизни иду, как гостья,
За плечами несу поклажу.
Как прекрасны дары твои, Господи: -
Звуки, запахи и пейзажи.
Посмотри же, что в моём ларчике -
Трели птиц и ручьёв журчание,
Земляники, сирени и ландыши,
Над рекою ивы курчавые.
Я из этого песни слагаю
И пытаюсь всё это пропеть я,
Как кукушка, что мне считает
Бесконечное долголетие.
Потому что душа моя вечная
Зачарована краткими вёснами,
И плыву я по жизни-реченьке,
Как русалочка простоволосая.

Меркурий ИЛЬИН

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ

Смотрел картину в детстве про "Чапая",
Летел с ним мысленно в атаку на коне,
Строчил "максим" по шедшим в рост чеканно.
И было Каппеля солдат не жалко мне.
Тогда за "красных" был я без сомненья.
Герой – Чапаев – не забудется вовек
За то, что "белых" бил с большим уменьем
Простецкий, "нашенский" - свой "в доску" человек.
И если раньше только был за "красных",
Увидев фильм, я скорректировал свой взгляд:
И жаль противников теперь в боях ужасных,
И даже "белых" - истребляемый отряд.
Сменилось представление о мире,
И не на чьей я не стою на стороне…
Меняется акцент в телеэфире…
Кто растолкует нам о зле – добре в стране?

Александр НИКОЛАЕВ

После фильма "На Графских развалинах"

                                      В каком году мы с вами не родились,
                                      Родились мы в семнадцатом году…
                                                                                  Е.Евтушенко
Прошло сто лет, а мира нет,
Как в старом фильме том куплет.
Но слов не выкинешь на снег,
Как наших лет, как наших вех.
Ведь к нам уже семнадцатый стучится…
Неужто что-нибудь опять случится?
Мне целый мир тогда открылся.
Вновь старый фильм приснился мне,
Я там, как в детстве, очутился,
Но я - уже в другой стране.

Валерий ПРОКОШИН

Солнце рухнуло в снег.
Догорело окно.
Перерезана красная лента.
Это смех. Это грех.
Это крутят кино
Популярного Гаса ван Сента.

Полночь тащит на юг
Сна дырявый мешок.
Голый сад сдался в плен снегопаду.
Это памяти стук.
Это лунный ожог
На губах, прикоснувшихся к аду.

Смерть укуталась в мех
Кучевых облаков.
Абрис ангела на горизонте.
Это страх. Это грех.
Это гибель богов –
Пазолини,
Фасбиндер, Висконти.